?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Но мощнее всех засветился певец белочек и зайчиков М.М.Пришвин. Вернее, не засветился, в публичном пространстве он предпочитал писать о пресловутых зайчиках, а нацистские мысли доверял дневнику, до которого, увы, не добрался НКВД. Заметим, что антисемитизм Пришвина не связан с местью за действия еврейских комиссаров и чекистов (которые ничем не отличались от русских или латышских коллег, Кубаткин, Ежов, Абакумов и Берзин не импортированы из Хайфы, а те и другие — от контрразведки противника по Гражданской войне), там приводятся более «глубинные» поводы.

Интересно, что его взгляды очень близки взглядам Геббельса, который был изрядным поклонником Достоевского — не только его чисто литературного наследия, но и философско-публицистического — в том числе и на либеральные режимы США и Великобритании. В споре злата и булата он однозначно на стороне последнего.

Неудивительно: это — всего лишь продолжение взглядов убеждённого мерзавца Константина Леонтьева, антибуржуазных в реакционном смысле (прогрессивная антибуржуазность противопоставляет торговой, промышленной и финансовой буржуазии человека труда, реакционная — вымогателя силой, будь то бандит или феодал). Антисемитизм в этом плане вполне естествен, хотя у самого Леонтьева нет специфических антисемитских произведений, но к этому подталкивает вся его философия: евреи на самом деле предпочитают договорённость, компромисс и сделку насилию — даже пресловутые «израильские агрессоры», которые берутся за оружие лишь тогда, когда им не оставляют иного выхода, и они вынужденно оказываются в ситуации «пан или пропал».

Поскольку бандит более «поэтичен» в представлении романтиков, чем торгаш или ремесленник (вспомним хотя бы откровенный глум романтика Дюма в отношении галантерейщика Бонасье, даром что тот — француз-католик, а не еврей), неудивительно, что леонтьевщина очаровала многих гуманитариев. Горький сумел эволюционировать в последовательного реалиста из автора «Челкаша» и «Песни о соколе», Пришвину не хватило для этого таланта и мудрости.

«Моё „за Гитлера“ есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции». «Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев». «Глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика)». Великий русский писатель Михаил Пришвин (ну, всё же, не великий, до Толстого, Достоевского, Чехова и Горького ему далеко, до автора «Тихого Дона», будь то Шолохов или безвестный белогвардеец, тоже — прим. steissd) в дневнике за 1940-й и первую половину 1941 года описывает своё и части русской интеллигенции отношение к немцам и будущей войне с ними.

Михаилу Пришвину в 1940 году — 67 лет. Он в этот год круто меняет свою жизнь: разводится с женой, с которой прожил 35 лет, и женится на женщине, младше себя на 27 лет. Он весь поглощён новым открывшимся ему чувством: глубокой любовью, которую он, как оказалось, до этого никогда не знал. Одновременно Пришвин — на вершине своего творчества, обожания властью и читателем. Он много зарабатывает (в среднем по 4-5 тыс. рублей в месяц при средней тогда зарплате в 300-350 рублей), у него большая квартира (4 комнаты) в центре Москвы, дача, личный автомобиль, прислуга. Он много охотится. И находит время для дневника, который вёл с конца XIX века и до своей смерти в 1954 году.

В дневник он записывает крамольные, даже «вражеские» — по тем временам — мысли. Этим и ценны дневники Пришвина: по ним мы можем судить о настоящих настроениях т.н. «русской партии» внутри интеллигенции. Пришвин выходец из дворянской семьи, бывший правый эсер, истово верующий (как и его новая жена Ляля), не преклоняющийся перед советской властью. Он видит в репрессиях 1937-38 расплату большевиков и евреев за большевизм. Он вообще «заражён» антисемитизмом, правда, не в погромном смысле. Очевидно, что те мысли, которые он записывает в дневнике, разделяли ещё тысячи русских интеллигентов, со схожим, как у Пришвина, «бэкграундом». Об этом можно судить хотя бы по тому, что его друг Иванов-Разумник, которого он часто упоминает и в дневниках, после начала войны ушёл с немцами и служил им.
Я прочитал более 500 страниц дневника Пришвина за 1940-й и первую половину, до июля 1941 года. И выбрал из них те записи, в которых он описывает своё отношение к немцам, грядущей войне, к большевизму и будущему миру.
+++
Немцы подошли к Сене. Мне почему-то приятно, а Разумнику неприятно, и Ляля тоже перешла на его сторону. Разумник потому за французов (мне кажется), что они теперь против нас, как в ту войну стоял за немцев — что они были против нас (хуже нас никого нет). А Ляля потому против немцев теперь, что они победители, и ей жалко французов. Я же, как взнузданный, стоял за Гитлера.

Пока немцы были в опасности и все говорили, что за Гитлера нельзя ставить карту, Ляля стояла в политике за немцев. Когда же немцы подошли к Парижу, то стала жалеть французов и одергивать меня, когда я радовался немецким победам.
+++
Дело Гитлера для меня тем предпочтительнее дела союзников, что у них «всё куплю», а у него «всё возьму».
+++
В семье N. за Гитлера стоит единственный Дима, советский мальчик, несоветские элементы семьи все за англичан (европейскую демократию). Так странно выходит, что кто за фашизм, тот и за коммунизм, и за отечество, и, конечно, верит в перемену к лучшему от победы коммунизма-фашизма.

Ляля стоит, конечно, ни за то, ни за другое, потому что перемена в обществе может быть лишь через Бога. Меня же, при всём понимании Ляли, при всём сознании легкомыслия наших спорщиков, почему-то тянет к Гитлеру, и я чувствую даже, как от глупости своей у меня шевелятся уши, и всё-таки радуюсь его победам и даже радуюсь, что СССР теперь вступает в границы старой России.

И если самому себе добраться до своего окончательного и неразложимого мотива, то это будет варварское сочувствие здоровой крови, победе и т.п. и врожденная неприязнь к упадничеству как пассивному, так и нашему активно-интеллигентскому в смысле сектантских претензий на трон. Отчасти я не люблю интеллигенцию именно за эту упадническую претензию, отчасти, как Ляля, за подмену Бога человеком, отчасти за скрытый лицемерно в ней самой «большевизм» (ныне почти пережитый). Возможно, моё «за Гитлера» есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции, но, возможно, и как результат веры моей, что Бог не совсем равнодушен к человеческой крови и сочувствует крови здоровой.
+++
Я стою за победу Германии, потому что Германия это народ и государство в чистом виде и, значит, личность в своей сущности остаётся нетронутой, тогда как в Англии государство принимает во внимание личность, ограничиваемую возможностями современности. От этого, конечно, удобнее жить в Англии, но теперь вопрос идёт не об удобствах, а о самом составе личности, о явлении пророков, вещающих сквозь радио и гул самолётов. Я больше верю в появление таких личностей там, где личность целиком поглощена, а не 95% + 5% свободы: цельность — есть условие появления личности (прямая перекличка с леонтьевским осуждением того, что после того, как пророки вещали, буржуа «благодушествуют» — прим. steissd).

Во всём мире наступает эпоха последнего изживания идей революции и восстановления идей государственных. Идеи революции, как паразитирующее растение, лианой опутали когда-то здоровый капиталистический индивидуализм, и так создалась «демократия». Вот и это теперь рушится. Начинается всемирная реакция под началом Германии. Хуже всего от этого евреям.

Германия идёт, как один человек (так говорится, чтобы выразить силу: все как один). И этот один называется Гитлер. В этом и есть основание монархии: все как один. Напротив, основание социализма, демократии: один как все. Итак, монархия – все как один, коммунизм: каждый как все.
+++
Поражает, до чего единообразно ориентируются евреи (нет, они в понимании Пришвина, должны поддержать того, кто хочет их физически уничтожить? — прим. steissd). Невольно навязываются мысли о еврейском господстве. Итак, 1-я сторона, это Англо-американский капитал (всё куплю). 2-я — Германо-итало-японский национализм (всё возьму). 3-я — плановое социалистическое хозяйство. Капитал: частная инициатива, включающая экспансию индивидуализма и духовного космополитизма. Национализм: индивидуум как представитель народа (народная инициатива). Социализм: индивидуум как представитель Всечеловека.

Итак, будущий мир должен быть умирен правильным сочетанием элементов человеческого творчества: 1) личности, 2) народности и 3) общечеловеческого хозяйственного плана. Каждая из борющихся ныне 3-х сторон борется за то, что необходимо для всех трёх и чего две другие стороны не принимают. Так, если бы сошлись три человека: экономист, моралист и художник, и каждый стал бы навязывать насильно друг другу своё, исключающее всё другое, то и получилась бы картина современной войны.
+++
У москвичей настроение никуда не годится, некоторые думают, будто наши меры взяты с немцев и что немец способен выдержать то, что русскому невмочь. Другие дальше идут: что будто бы для Гитлера сознательно подготовляется страна, как колония. Слух о передвижении войск наших в Румынию (для войны с Германией).

Моя гостья сказала: – Бедная Франция, неужели же нынешняя судьба её есть последствие революции 1789 года! И если так, то какие же последствия ждут нас за нашу октябрьскую революцию! И ещё эта гостья сказала: – У нас есть три группы людей: огромное большинство вовсе не верит в наше дело, другая часть верит в то, что Надо верить, и третья сомневается в Надо, но делает вид, что верит.
+++

В современности у нас думают так, что немца нам не миновать: будем ему помогать, он превратит нас в колонию, пойдём против – он расколотит и своею рукою возьмёт. Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев. Такая огромная ненависть не могла бы возникнуть к маленькому народцу, если бы он не являл собой какую-то определяющую весь наш строй силу: еврей стал знаменем капитала и кумиром демократов – интернациональный человек превратился в еврея.

Весь человек раскололся на две половины – арийца и семита. Мы же стоим на острие независимого от расы коммунистического человека и чуть в одну сторону – мы с евреями; чуть в другую – с арийцами.
+++
Званый вечер: Иоаннидис, Шильдкредт, Дмитриев. Беседуя о войне всего человечества, эти ограниченные своим еврейством люди всю свою аргументацию против Гитлера сводили к примерам угнетения им евреев. Они уверены, что наша политика сведётся к войне против немцев и что Гитлер погибнет в России, как Наполеон (что и случилось — прим. steissd).
+++
Еврейская (и сочувствующих им) агитация против Гитлера и за войну с Германией была в последнее время так заметна, что я перестал верить в эту войну и упрямо твердил: «У нас с Германией долго не будет войны». И вот, когда Молотов уехал в Берлин и начались там банкеты в честь его, те же языки примчали весть: «Дела Германии до того плохи, что схватились за СССР».
+++
Понимаю, почему я всегда презирал людей, вооруженных Нилусом, это те люди, которые не могут чего-нибудь понять из себя, и им нужно какое-нибудь объяснение со стороны. Не по тому, что евреи хороши, я стою против погромов, а потому что погром означает внутреннее бессилие. Я надеялся на то, что у Гитлера борьба с евреями есть частность в борьбе с капиталом, а Курелло говорит, что борьба с евреями у него точно на том же основании, как была у наших черносотенцев.

Венгерец (еврей) при имени Гитлер покраснел и сказал: «на 100% уверен, что Гитлер погибнет». И так все евреи в один голос, и большинство (почти все) pro-английские (т.е. за капитал). А в самой Англии впервые из империалистической шкуры вырос патриотизм.
+++
А это и есть вопрос наш: симпатию к немцам нельзя высказывать: 1)потому что самые тёмные русские ждут немцев как освободителей от большевиков, 2)потому что некоторые исходят прямо от Нилуса, 3)почти никто не понимает движения русских к внутреннему немцу, т.е. самим быть, как немцы, и этой силой закрепить свободу. Зрелище нынешней Франции есть живой пример незащищённой от разврата свободы.
+++
Немцы взяли Фермопилы, и эта победа взбудоражила Америку. Ведь победа такая — есть абсолютная победа, потому что если и победит кто-либо немца, то он сам должен в немца превратиться в своем отношении к смерти (оказалось, что нет: англо-американцы остались чувствительными к потерям и старались перед тем, как послать пехоту, основательно забомбить противника — прим. steissd).

Победа в Греции сразу рассеяла легенду о конце Гитлера, и русские люди, т.е. глупо-русские подняли головы. Как это ни странно, но глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика).

Кажется, что борются два величайших народа, немцы и евреи, непосредственно-национальная сила жизни с силой практического интеллекта (Капитала).
+++
Весь воздух насыщен страхом войны. Говорят, что евреи очень трусят. И они имеют все основания к этому, бросится ли Гитлер на нас, или мы будем дружить с немцами. Старые русаки, матёрые люди, напротив, вовсе не верят в то, что мы пойдём на немцев, и всю нашу бузу считают представлением для англичан. («Не такие мы дураки!» и «погодите немного: Ирак всё скажет» (в Ираке гитлеровцы жидко обсерились, англичане без труда подавили мятеж Гайлаини и прочих подонков — прим. steissd).)

Ты обдумай, — сказал А., — с кем тебе будет лучше, с немцами или с евреями. — Конечно, — отвечает Б., — с евреями, потому что евреев рано ли, поздно ли мы вместим и определим им частную, полезную роль в государстве, а немцы нас вместят и нам дадут частную роль германской колонии. — И пусть, — отвечает А., — немцы нас вместят, и мы будем им полезны. Немцы — скучный народ, мы их будем веселить и характер их изменять к лучшему, и с ними наша культура возродится. А евреи возвратят нас через свой интернационал к тому же золотому тельцу цивилизации.
Спор этот между А. и Б. происходит от неверия их в национальную мощь нашего коммунизма, от неверия в ту «родину», которая вступила в дружбу с социализмом.

Одно из первых осмыслений уже начавшейся войны — запись в дневнике Пришвина за 25 июня 1941 года:

«От нас скрыты разумные расчёты, мы не можем понять, какой смысл, даже просто расчёт у германского вождя выставить всех своих рыцарей против нашей несметной азиатской орды. Неужели расчёт на крах коммунизма, с которым рано или поздно непременно придётся сражаться и самой Америке? Неужели Англия им сказала: „Если свергнете и устроите свой порядок в Азии, мы помиримся“. А нам сказала: „Если вы разобьёте Германию, берите проливы“. Но если мы разобьём, разве не вспыхнет в Европе революция? Неужели же борьба с Германией закрывает и Англии глаза на борьбу с революцией?

Может быть, так и разумно: основной враг, Германия, будет кончен, а с другим после как-нибудь. Впервые понимаю тех, кто давно говорил о неминуемой гибели Гитлера, только они понимали это с точки зрения „вечности рубля“ (капитала), а я понимаю гибель из-за расхождения с Россией: наша империя погибла из-за расхождения с Германией, они — из-за нас. Но как провалились мы тогда с нашим патриотизмом... Сейчас коммунизм до очевидности сидит целиком на отечестве, а отечество состоит из очарованных странников, работающих кое-как по случаю на конюшнях человечества (очередная достоевщина-леонтьевщина, с её презрением к добросовестному и экономному в быту труженику Запада — прим. steissd).

Но одно верно, что кто бы ни победил в этой борьбе, истинная победа будет в единстве очарованного конюха с рыцарем злобы дня».

Источник.


Димитров определил фашизм (под которым подразумевался и нацизм тоже) следующим образом: «Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».

На самом деле он заблуждался, приняв во внимание частный случай Германии, где капиталисты поддержали Гитлера из страха перед обещавшими экспроприировать экспроприаторов коммунистами (при этом, они довольно настороженно относились к левому крылу НСДАП, представленному бр. Штрассерами и Рёмом и к национал-большевизму Лимонадова Никиша). Фашизм в форме нацизма — это бунт реакционных романтиков против буржуазного мироустройства и массового общества.

И в этом причина его живучести. Реакционный романтизм, при всей его мерзости, лучшим выражением которой служит «Сирвента» Бертрана де Борна (формально реакционным романтиком он не был, ибо жил в XII веке, он, скорее, их предтеча), эстетически привлекателен, что является притягательным для идиотов, а также части реконструкторов и гуманитариев. И это делает нацистскую идеологию трудноистребимой.

Яндекс.Метрика

Posts from This Journal by “антисемитизм” Tag

promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…

Comments

( 3 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )
sepuka
May. 25th, 2018 06:32 am (UTC)
Ай да Пришвин! Aй да сукин сын!
abmtm001
May. 26th, 2018 04:43 am (UTC)
Дневники Пришвина видать очень интересный документ.
Спасибо, почитаю.
steissd
May. 26th, 2018 04:45 am (UTC)
Пока Ежов и ко. гонялись за мнимыми врагами режима, настоящий враг как в масле сыр катался.
( 3 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel