steissd (steissd) wrote,
steissd
steissd

Category:

Нужна ли вообще геополитика?

Или в связи с изменением реалий она превратилась в химеру, от которой нет никакой пользы, кроме вреда? Изложенные под катом мнения принадлежат их авторам.




Историки и политологи обсудили, что такое геополитика и почему в России она превратилась в политтехнологию

В Фонде Егора Гайдара 24 ноября прошло обсуждение темы «Зачем нам нужна геополитика?». Своим мнением на этот счет поделились заведующий кафедрой политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук Василий Жарков, профессор факультета социальных наук ВШЭ Сергей Медведев и доктор филологических наук, профессор ВШЭ Гасан Гусейнов.

Первым слово взял Медведев. Он говорил, что весь 2014 год в России прошел под дискурсом обиды: «Обижены все на что-то и на кого-то: ветераны, байкеры, верующие, ученые». И взлет популярности геополитики — это тоже обида. Когда заканчивается политика и начинается последний аргумент в виде ядерной ракеты, тогда и начинается геополитика.

Медведев напомнил, что расцвет геополитики пришелся на пик развития индустриального периода, когда значение имели сталь, уголь, зерно и территории. С того времени появилось представление, что весь мир — это большая шахматная доска, на которой великие державы двигают фигуры. Чуть позже «мировую игру» стали представлять в виде бильярдного стола, где каждое из государств представлялось шаром — чем он тяжелее и больше, тем труднее его сбить, а он сам, в свою очередь, способен легко затолкать в лузу менее значимые шары. Все это — линейный уровень политики.

Но сегодня, как подчеркнул Медведев, шахматная доска «мировой игры» уже трехмерная, в которой есть скрытый нижний уровень, напоминающий собой грибницу — ризому. Эта «грибница» — новые центры силы, часто экстерриториальные, государства в государстве: корпорации, НКО, фонды, бюрократия, полевые командиры и так далее. В современном мире уже нет той общей точки, в которой сходятся интересы всех этих сторон. Напротив, у каждого центра силы свой интерес. А потому больше не существует «воли России», «воли НАТО», «воли Запада» или «воли Китая». А есть «воля бюрократии», «воля корпорации», «воля нефтяников» и тому подобное.

Василий Жарков рассказал об одном своем знакомом, ученом, занимающемся экономической географией. И этот специалист уверен, что география определяет политику и экономику страны. «У него есть "географические ответы" на все вопросы. К примеру, почему в России нет демократии? Потому что наша страна была географически далека от центров античной демократии. Исходя из той же географии, он уверен, что Россия обречена быть великой державой только потому, что она очень большая», — поделился политолог.

Сегодня за всю «геополитику» отдувается американский политолог Збигнев Бжезинский. И часто его взгляды на мировые процессы демонизируют. А он, к примеру, говорит, что лидерство США — это их бремя, и не находит, что это уж слишком хорошо. Какие-то взгляды Бжезинского вообще академичны. Так, он, исходя из истории, считает, что если территория государства растет слишком быстро, то это грозит большими проблемами. Он, как выходец из Польши, ссылается на опыт Речи Посполитой, стремительно расширявшейся и из-за этого надломившейся. Возможно, предупреждает Бжезинский, Россия после присоединения Крыма и проблем на востоке Украины тоже столкнется с «проблемой Речи Посполитой».

Жарков отметил, что геополитика в последний век постоянно кочует. Она появилась в Англии, затем перенеслась в Германию, оттуда проникла в Восточную Европу и осела в России. И чем дальше на восток кочевала геополитика, тем большие проблемы она приносила этим странам.

Гусейнов сказал, геополитика начинается тогда, когда заканчивается политика: «А в России геополитика вообще расшифровывается просто: это геологическая политика. Власти не интересно, что там, на ландшафте, ей важно — что внутри земли». Про «геополитическое проклятье», о котором упомянул Жарков, — это очень верно. Нет ни одной территории сейчас, где геополитика не вела бы к смертям и лишениям. И главная проблема: как убедить людей во власти уйти от геополитики и снова вернуться к политике.

Медведев указал, что в России власть сейчас у «продавцов угроз», это узкий круг из пяти-шести человек, имеющих доступ к президенту России Владимиру Путину. Угрозы, которые они продают обществу, выгодны им во всех смыслах — от финансового до политического. К примеру, одним из аргументов вмешательства в дела Украины было то, что НАТО придет под Харьков, а 6-й флот США будет находиться в Черном море. Но эти люди при продаже угроз забывают, что Псков уже давно находится в десятках километрах от границы НАТО, а Петербург — в сотне километров. И мир не перевернулся из-за этого.

Но в целом российские власти в отношении Украины добились поставленной цели, это теперь чрезвычайно проблемная территория, которой долго не удастся войти в ЕС и НАТО. Но какой ценой это далось России и какие еще проблемы возникнут в будущем? СССР мог себе позволить геополитику, потому что эта была одна из двух сверхдержав, а Россия — нет, так как наша страна в упадке.

Затем Жарков снова вернулся к идеям Бжезинского. По словам политолога, сам Бжезинский не упоминает слова «геополитика». Он везде говорит о геостратегии, которую считает не наукой, а просто прикладной технологией. Цель Бжезинского, точнее это цель США — конфедерация small states в мировом масштабе, примерно как это лежит в основе ЕС. И вот тогда США с радостью снимут с себя роль мирового гегемона. При таком мировом порядке и России придется стать классической европейской республикой.

Медведев подхватил мысль Жаркова. Он напомнил, что Россия все время своего существования (как минимум с Ивана Грозного) была «гарнизонным государством». Николай I сформулировал это кредо страны наиболее емко: «Россия есть государство военное и его предназначение быть грозою света». Для обслуживания такого государства был придуман и особый тип экономики — раздаточный.

Гусейнов обратил внимание, что русский язык — это тоже часть геополитики. Когда СССР был великой державой, русский язык изучали в Восточной Европе, в странах третьего мира, он был языком передового государства. А сегодня желания изучать русский язык все меньше даже в странах бывшего СССР, потому что это язык отстающей страны. «Если даже высшие чиновники заговорили на блатном жаргоне — это определенный признак деградации», — указал Гусейнов.

По мнению филолога, русский язык может ожидать судьба немецкого. Некогда немецкий язык был главным техническим языком — языком трудов по инженерному делу, математике, химии. Сегодня же в самой Германии технические работы принимаются на английском языке, это наследие геополитического и культурного проигрыша страны.

Далее участники встречи начали отвечать на вопросы слушателей. Одним из самых популярных вопросов, вызвавших оживление в зале, был такой: «А где пролегают естественные границы России?» Историк Медведев ответил, что у России нет четко определенных границ. Если исходить из концепции «русского мира», они там, где проживают русские люди — в Северном Казахстане, Прибалтике, на Украине. Гусейнов напомнил про флаг ЛДПР, на котором в территорию России включены Аляска, Польша и Финляндия. Это так называемые исторические границы страны.

Жарков полагает, что границы России там, где их захочет установить власть. И все это — «текучесть России» — ее главная проблема. Присоединение Крыма и образование еще одних непризнанных республик на территории бывшего СССР — ДНР и ЛНР — привело к отказу западного мира в доверии к России. Нашей стране придется теперь лет тридцать доказывать своим поведением, что мы уважаем нормы международного права.

Еще один вопрос слушателя прозвучал так: «Почему в 1990-е годы Запад не помог России стать частью Европы? Все, что мы видим сегодня на всей территории Евразии — это последствия травмы распада СССР и отсутствия у России европейского вектора развития». Отвечая на этот вопрос, Гусейнов сослался на фразу бывшего посла Германии в России: «А нам не нужна демократия в России. Вы сначала постройте работающую экономику, а потом поговорим о демократии». То есть в какой-то мере Запад тоже виноват в том, что геополитика в России заменила политику.

Источник.


Яндекс.Метрика
Tags: Россия, геополитика, мир идей
Subscribe
promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments