steissd (steissd) wrote,
steissd
steissd

Categories:

Правый реванш в Европе: не только фашисты

Ультраправые движения и партии Западной Европы довольно разношёрстны. Автор — Дэвид Эйделманн.


«Политическое землетрясение» — так назвал итоги этих выборов премьер-министр Франции Манюэль Вальс. Завершая статью «Город несбывшихся надежд», я писал, что «результатом станет резкий подъем националистов. Скорее всего представительство маргинальных партий значительно увеличится, хотя большинства в Европарламенте они, безусловно, не получат». Радоваться по поводу сбывшегося прогноза — как-то не хочется.

Слишком много вопросов



Почему миллионы французских граждан проголосовали за «Национальный фронт», антиевропейскую партию с позорными корнями, позволив ей, таким образом, победить во Франции на выборах в Европарламент? Почему миллионы британских избирателей проголосовали за Партию независимости Соединенного Королевства, которую возглавляет харизматичный Найджел Фарадж? Почему Датская народная партия выиграла выборы с лозунгом: «Больше Дании — меньше Евросоюза»? Почему голландские, австрийские и венгерские избиратели отправили в Европарламент кандидатов со сходными взглядами, так что теперь они смогут сформировать полноценный ультраправый блок в Европарламенте?

Действительно ли в Европе «победили фашисты», как нас пытается уверить либеральная европейская и американская пресса? Насколько правомерно называть «фашистами» Найджела Фараджа и Марин Ле Пен? Нужно ли рассматривать все крайне правые партии, которые усилились на выборах в Европе как единый феномен? Валить их всех в одну кучу? Ле Пен отказалась встречаться с парламентарием из неонацистской партии Германии NPD. Найджел Фарадж перед выборами говорил о «ядовитых» основах «Национального фронта» Ле Пен и партии Герта Вилдерса в Голландии. Что будет, когда все встретятся в Брюсселе? Создадут ли они единый блок? С кем тот же Фарадж откажется сесть голосовать на одном фракционном поле?

Можно ли валить в одну кучу шведских правых феминисток и бешеный венгерский Йоббик, который славится антисемитской риторикой, глорифицирует союзников Гитлера и требует отторжения от Украины «мадьярского Закарпатья»? Датская Народная партия, победившая на выборах получив 27% голосов, дистанцируется от французского Национального фронта, отличается от Фараджа взглядами на экономику, а от партии Йоббик хорошими отношениями с еврейской общиной.

Слишком много вопросов. Кроме вопросов что и почему произошло, есть еще и вполне уместные вопрошания, касающиеся будущего:

◾что же это будет значить?
◾насколько теперь все изменится?
◾как это будет развиваться?
◾как дальше с этим жить?

Сможет ли охваченный подобными настроениями Евросоюз решать такие проблемы, как помощь Украине, противостояние или восстановление партнерства с Россией, проведение адекватной политики на Балканах? Сможет ли он проводить внятную антикризисную экономическую политику?

Это очень сложные вопросы. Как могут видеть уважаемые читатели, у автора их слишком много. Гораздо больше, чем может содержаться ответов в ограниченном пространстве интернет-статьи.

Это прежде всего сигнал



С одной стороны — решительную победу одержали евроскептики. С другой... какая же это победа? Что изменится от того, что партия «Истинные финны» (которая увеличила свое представительство в два раза!) будет иметь в Европарламенте не одно, а целых два кресла?!

Мощные, так называемые проевропейские (вернее сказать: «пробрюссельские») партии, сохранили численный перевес. Большинство в новом парламенте — за сторонниками единой Европы. И они будут побеждать евроскептиков в одном голосовании за другим. Фактически победившие ультраправые и ультралевые в Европарламенте лишены возможности как блокировать чужие законопроекты, так и проводить свои. Поэтому вряд ли новый состав Европарламента изменит позицию Евросоюза по ключевым вопросам.

С одной стороны, конечно, можно списать результаты голосования на международный финансовый кризис и отчаяние избирателей в странах с неэффективной экономикой. Но итоги выборов стали шоком для тех, в чьих руках находится власть в Брюсселе, поскольку, конечно, они ожидали протестного голосования в Греции и Болгарии, но не в благополучных Швеции, Финляндии, Дании.

Не следует экстраполировать результаты выборов в Европарламент на возможные итоги выборов в национальные парламенты европейских стран — они проходят часто по иным схемам, с другими правилами и количеством избирательных округов, с другой мотивацией и явкой избирателей. Для многих избирателей голосование за политиков-мигрантофобов, евроскептиков, фриков, выступающих против национального истеблишмента, трибунов, клеймящих бюрократию, троллей, призывающих «избавиться от нынешних никчемных лидеров», популистов, которые призывают «вернем себе контроль за страной», утопистов, которые обещают немедленно снизить цену на газ и электричество, комедиантов, которые просто забавляют публику — это безопасный способ выразить возмущение и объявить вотум недоверия существующему порядку вещей. К внутренним выборам избиратели относятся серьезнее, не проявляют желания поэкспериментировать и использовать голосование как сообщение.

Триумфатор евровыборов — британские сторонники независимости, ультраконсерваторы из Партии независимости Соединенного королевства и их лидер Найджел Фарадж. Эта сила набрала рекордные 30 процентов. Партия Фараджа получила больше консерваторов и лейбористов. Но это не значит, что эта партия реально станет ведущей и внутри Великобритании. Стоит напомнить, что во время прошлых выборов в Европарламент, тогда никому не известная партия Фараджа заняла второе место. А после не получила ни одного места в национальном парламенте.

На Фараджа многие в Британии по-прежнему смотрят как на маргинального политика, не имеющего реального веса.

Выборы показали отношение европейцев к нынешнему управлению единой Европой. Показали и голосованием. И отказом от голосования. Бывший чешский президент Вацлав Клаус сказал, что «выборы выиграли те, кто на них не пошел». В Чехии одержали победу 82% граждан, не пришедших на участки. «Эти люди дали ясно понять, что Европейский Союз их не интересует, что они знают, что у Европейского Союза и демократии нет ничего общего, и поэтому Европарламент — игрушка, которая на самом деле не имеет вообще никакого значения» — заявил Клаус.

Так что же, результат выборов, по сути, для любой дальнейшей, будущей жизни в Европе не так важен? Это было просто выпускание пара? Даже если так, это очень серьезный сигнал, который следует услышать, а не отмахнуться. И понять, не затыкая ушей.

Против чего протестуют европейцы?



Выборы в Европарламент превратились в протестную телеграмму. Европейцы протестовали против неэффективности управления Европой.

Бюрократизированный Европейский парламент со своим безжизненным мандатом, чрезмерной тягой к согласованию и огромными расходами вызывает раздражение прежде всего своей неповоротливостью и неэффективностью.

Прошедшие выборы показали: во время кризиса жители ЕС разочаровались в своих традиционных властях и их способности адекватно реагировать на новые вызовы.

Одним не нравятся потери, другим — новшества, третьим — и то и другое.

То, что для одних «прогрессивные веяния» (гомосексуальные браки, аборты по выбору, радикальный феминизм, мультикультурность) — для других «кощунство» и «угроза традиционным устоям».

Попытки стереть существующие национальные идентичности для создания «европейской нации» — приводят к возрождению национализма и этнического самосознания.

Культурная составляющая: скепсис в отношении универсальных идей, общечеловеческих ценностей, транснациональных институтов, возвращение к патриотизму и его песням, символам, праздникам, истории, мифам и легендам.

Ультраправые партии выступают за значительное сокращение обширных законодательных полномочий брюссельской бюрократии в пользу национальных государств или даже вовсе за выход из союза. Во многих странах Европы граждане решительно не готовы поступиться национальным суверенитетом ради глобального управления. Ле Пен победила с лозунгами «Нет — Брюсселю, да — Франции!» Датская народная партия выиграла выборы с лозунгом: «Больше Дании — меньше Евросоюза».

Почти все ультраправые политики предлагают как можно скорее отказаться от единой европейской валюты.

Деловые люди Европы (как представители мелкого бизнеса, так и крупного) часто жалуются на налоговое бремя и отсутствие экономической свободы. Кроме государственной регуляции, которая в Европе куда сильнее чем в США, существует и надгосударственная — общеевропейская.

Единая система общеевропейских стандартов часто больно ударяет по промышленности, сфере услуг и сельскому хозяйству европейских стран.

Единый рынок рабочей силы в Европе ударяет по зарплатам трудящихся в более развитых странах, отнимает рабочие места.

Найджел Фарадж из британской Партии независимости Соединенного королевства по своим убеждениям — почти типичный американский правый консерватор, выступающий за уменьшение роли государства в экономике. Даже своего государства. Не говоря уже о полномочиях брюссельской бюрократии.

Европа и мигранты



За первые четыре месяца текущего года зафиксирован резкий скачок притока нелегальных мигрантов в Евросоюз. По меньшей мере треть мигрантов — сирийцы, значительное количество людей прибывает из Афганистана и Эритреи. По итогам этого года в Европу может приехать больше нелегалов, чем в 2011 году, когда беженцы спасались от арабской весны. При этом, во многих странах Европы (например в Великобритании) растет неприятие и внутриевропейской миграции — румын и болгар, которые граждане Евросоюза. К болгарам и румынам относятся, как к гражданам второго сорта из-за репутации попрошаек, карманников, хулиганов, алкоголиков и наркодилеров.

Найджел Фарадж с азартом разжигал эту тему: «Пока не стоит утверждать, что все или даже почти все румыны, проживающие в Соединенном Королевстве, — уголовники. Но можно говорить о том, что любой нормальный и здравомыслящий человек совершенно справедливо напрягся бы, войди внезапно группа румын в соседнюю дверь».

Фарадж заявил, что «известные преступные организации» из Румынии нацелились на Великобританию, после того как британские власти были вынуждены разрешить им въезд в страну из-за правил ЕС о свободном перемещении людей, товаров и услуг.

Фарадж, безусловно, яркий образец популизма, играющего на антимигрантских стереотипах. Но он никакой не нацист. И не против миграции как таковой. Партия Фараджа предлагает обратить внимание не только на количество, но и на качество мигрантов. Они возмущаются наплывом белых мигрантов из «криминальной» Румынии, но призывают стимулировать миграцию квалифицированных специалистов из бывших колоний в Азии и Африке.

Они говорят, что при получении социальных услуг, граждане Великобритании должны иметь преимущество перед иммигрантами, без упоминания о цвете кожи этих граждан, их этнической принадлежности, вероисповедании, месте рождения, сроке, в течение которого они обладают гражданством. Они даже не говорят о том, что получающие права должны платить налоги (как это делают американские правые консерваторы). Они просто говорят, что у граждан должно быть прав больше. Вы возмущены?! Хотите, назовите это «государственным эгоизмом», но «нацизмом» или «фашизмом» — это называть не стоит.

Быть самим собой



Еще одним выводом нынешних выборов стало... желание избирателей, чтоб политический товар был разнообразнее. Произошла резкая фрагментация политической сцены.

Избиратель требует от правых и левых партий быть... правыми и левыми. Быть самим собой, а не чем-то среднестатистическим и общепринятым, соответствовать воле своих избирателей, а не умеренности. Быть с электоратом, а не консенсусом.

Почему внесистемная правая оппозиция усилилась за счет не столько левых или центристов, сколько классических консервативных партий? Вацлав Клаус видит причину в том, что мейнстримные консервативные (или классически либеральные) партии перестали быть настоящими консерваторами. Они во многом следовали моде. Они старались быть гораздо более прогрессивными, чем это желали их избиратели. В этих условиях, если консервативные политические партии перестают быть консервативными, они не только предают свои идеалы, но и перестают соответствовать чаяниям своего электората. Избиратели вынуждены look elsewhere — смотреть куда-то еще. И люди нашли другие партии.

Подобное, хотя и в гораздо меньшей степени, произошло и с левыми. Эти выборы усилили представительство крайне левых. Усилили за счет консенсуальных левых, которые побаиваются проявлений крайней левизны. В Греции первой пришла левацкая партия «Коалиция радикальных левых» (СИРИЗА), лидером которой является Алексис Ципрас — бывший член молодежной организации коммунистов и большой поклонник Эрнесто Че Гевары. А в Италии успеха добилось «Движение пяти звезд» (M5S).

Европа — нравится это кому-то или нет — отнюдь не катится в политическую пропасть. Она спорит о путях развития и движения вперед.

Высокий, как никогда, результат ультраправых и ультралевых сил указывает новый тренд: избиратели не готовы принимать откуда-то взявшееся абстрактное «общее мнение» по умолчанию, а требуют решительного обсуждения главных вопросов. Евроскептицизм — это решительное выражение сомнений по поводу вещей, которые уже казались аксиомами.

Руководители британских консерваторов уже говорят, что нужно прислушиваться к голосу граждан, понять гнев и тревогу по многим вопросам, сделать выводы и вернуться к основам, отреагировать и предложить варианты решения проблем, выработать долгосрочный план развития, учитывающий опасения населения.

Победил Путин?



Еще одной стороной выборов в Европарламент стала победа... Путина. Лидеры победивших на выборах правых партий не только отвергают «ценности единой Европы», но и заявляют о своей солидарности с политиком, против которого единая Европа в настоящее время ведет холодную и информационную войну.

Глава лондонского бюро The Washington Post Гриф Витте утверждает: «Как ультраправые, так и ультралевые восхищаются Путиным, видя в нем традиционно мыслящего альфа-самца, которого в Европе остро не достает».

Некоторые российские СМИ в эйфории восторга. Одни утверждают, что выборы в Европарламент обозначили очередной поворот к «закату Европы». Другие твердят, что «Америке — параша, Европа — будет наша».

Европейские скептики утверждают, что Путин — это анти-Обама, стремящийся заполнить тот культурно-нравственный вакуум, который (по их мнению) оставляет после себя Америка.

В партии «Йоббик» считают Путина великим вождем, который не желает сдавать свою страну исламистам, иммигрантам, гомосексуалистам и всеобщему упадку, который ныне, по их мнению, захватывает страны Европейского союза. В украинском кризисе партия «Йоббик» поддержала Путина, как и в ситуации с Грузией в 2008 году.

«Если вы спросите меня, кто самый выдающийся политик сегодня, я скажу — Путин! Не потому, что согласен с его политикой, но Путин — великий стратег и тактик. Как он перехитрил Запад с Сирией! Великолепный ход с Крымом. Я не поддерживаю аннексию, но ход великий. А Евросоюз должен наконец понять, если тыкать русского медведя палкой, он может разозлиться» — говорит Найджел Фарадж.

Во время своего визита в Москву Марин Ле Пен заявила о своем восхищении «патриотизмом» российского президента Владимира Путина.

По словам Марин Ле Пен, в эскалации кризиса на юго-востоке Украины виновата не Россия, а Евросоюз. При этом, по данным Ле Пен, Евросоюзом управляют США.

Марин Ле Пен против экономического партнерства ЕС с Украиной: «Европейский союз подлил масла в огонь, предложив экономическое партнерство стране, где половина населения смотрит на Восток», — заявила госпожа Ле Пен журналу Spiegel.

Она против того, чтобы в отношении Украины Европа автоматически поддерживала любую инициативу Америки. По ее словам, политики «старого света» должны иметь свое мнение, а не смотреть на все глазами заокеанских коллег. Ле Пен считает, что ЕС стоит помнить о том факте, что США в ситуации с Украиной преследует только свои интересы, пытаются расширить свою сферу влияния в мире, прежде всего в Европе и на постсоветском пространстве.

Но интересно, что именно репутация «союзницы Путина» мешает сегодня Ле Пен построить блок в Европарламенте. Ведь Марин придется договариваться не только с депутатами из Нидерландов, Бельгии, Австрии, Венгрии и Италии, но и с польскими «евроскептиками» из партии «Конгресс новых правил» и литовской партией «Порядок и справедливость», которые придерживаются совершенно другого мнения относительно Путина и занимают другую позицию в украинском противостоянии.

Источник.


Яндекс.Метрика
Tags: Европа, аналитика, политика
Subscribe
promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments