steissd (steissd) wrote,
steissd
steissd

Categories:

Что будет, если Россия победит Америку в геополитическом противостоянии?

Я не знаю, в какой степени можно воспринимать всерьёз сообщения о том, что США находятся на грани полного коллапса из-за накопившихся долгов. Допустим, что так оно и есть, и США исчезнут в небытие или станут второстепенной державой, подобно Испании или Франции, которые некогда считались великими державами первого класса. Допустим также, что черти поберут Китай (ну, не совсем черти, а просто Москве удастся опередить Пекин в применении стратегического ядерного оружия и погрузить то, что от Китая останется, в голубой вагон).


Что при этом изменится в мировом масштабе, помимо того, что резервной валютой станет рубль, а Голливуд переместится в Симферополь?

Аугсбургский мир установил принцип cuius regio, eius religio, но это касалось исключительно религии как таковой, тогда как модели государственного устройства задавала ведущая на данный момент держава. Совсем не обязательно силой, иногда, видя её успехи, соседи просто копировали механизм у себя с той или иной степенью точности. Так, в период доминирования Франции в континентальной Европе она вначале распространила модель абсолютизма. Даже в раздробленной на мелкие кусочки Германии он был установлен, правда, в каждом немецком государстве по-отдельности — от великой Пруссии и великолепной Саксонии до условного графства Шайзенхауфен размером с половину ленинградской Сенатской площади — монарх в меру сил, наличия бабла и талантов руководителя подражал версальским Луям (разве что Нидерланды оставались немного в стороне, копируя скорее британские формы, нежели континентальные; а в Папской области Италии по понятным причинам была теократия).

Потом с тем же успехом она распространила буржуазно-либеральную модель, облом получился только в России, где её задавили силой, с одной стороны сами монархи, с другой — петруши верховенские, хлопнувшие единственного государя, который пытался сделать некоторые шаги в нужном направлении, терпелки у них не хватило дождаться результатов. Если бы я был конспирологом, то сказал бы, что Желябова, Перовскую и Ко. то ли нанял, то ли использовал втёмную Победоносцев, которому хуже горькой редьки надоел прогрессивный император. А финансировали бесноватого Константина Петровича главы хасидских дворов: они, как и в 1812 году, опасались, что либерализация приведёт к дарованию евреям равноправия, еврейские общины станут секулярными и вовсе распадутся, а всяким «высокомудрым» рабби придётся уехать в Одессу и осваивать профессию биндюжника, чтобы не околеть от голода, лишившись паствы, на которой успешно паразитировали.

Сейчас доминирующей силой являются США. В чём разница между США и Россией? Оба государства созданы представителями индоевропейской расы, Россия — русскими при участии немцев, США — англосаксами, теми же немцами и голландцами. Но США изначально создавались без всякой аристократии, поэтому там с самого начала сложилась модель государства с доминирующей позицией вайшьев (что смущало даже в целом симпатизировавших Америке французов, того же Токвиля, потомка шевалье, то есть, кшатриев, малость колбасило от того, что купчишки больно раздухарились).

Россия же изначально была кшатрианской страной, при этом, из-за нераспространения либерализма на её территорию, в ней никогда не был достигнут тот компромисс между кшатриями и вайшьями, который действовал в течение всей второй половины XIX века и до окончания Мировой войны (именно против этого компромисса и восстал Гитлер, которого как художника, несмотря на сугубо шудровое происхождение, роднило с кшатриями презрение к власти денег, хотя и несколько иного характера; настоящий кшатрий полагает, что деньги не надо зарабатывать бизнесом или работой, их надо отнимать у купчишек и работяг силой и быстренько тратить на свои удовольствия, художник же просто считает их злом, ибо Homo oeconomicus отличается приземлённостью мышления и не понимает его «порывов»). А после ВМВ кшатриев и вовсе низвели в положение прислуги: правда, не чьей-то персональной, а общества в целом.

Первая мировая война и фиаско буржуазной революции похоронили надежду на постепенное реформирование Российской империи по общеевропейским лекалам, с превращением кшатриев в прислугу общества (чиновники) и его наёмных сторожей (военные и полиция). Вайшьям допускалось заниматься вопросами экономики в той мере, в какой им позволяли военные и чиновники, кроме того, их традиционный оппортунизм, свойственный торгово-ремесленному сословию, привёл к тому, что часть их назначили исполнять обязанности брахманов — за хорошее вознаграждение генерировать иллюзии смыслов, которые оправдывали сложившийся порядок.

Что означает возврат к старой модели с доминированием кшатриев? Ничего хорошего для большинства. Вайшьи не являются полными непротивленцами, но они видят прямое насилие последним средством, которое надо применять тогда, когда ничего другое не помогает. А так, будучи «купчишками» по сути, они предпочитают поторговаться и найти некий компромисс. Благодаря чему в модели государства, которую они создали, существуют такие штуки, как система социальной поддержки и права человека. Это дорогостоящие штуки, но пока вайшьянское государство процветает, они будут существовать — насилие плохо для бизнеса, так что издержки отказа от всего этого выше, чем расходы на поддержания.

Кшатрианские элиты, не ограниченные ничем, даже брахманами (сталинский патент назначения умеющего ловко складывать слова в предложения вайшьи штатным брахманом просто гениален), не считают нужным делиться добычей ни с кем; а если кто из чумазых вдруг разбогатеет, то достойно есть просто и незатейливо отжать всё нажитое, а самого нувориша отправить заниматься тяжёлым и грязным физическим трудом. Их кредо выражено в сирвенте Бертрана де Борна и в философии Константина Леонтьева (брахман, конечно, но восторгающийся кшатрианскими идеалами).

В силу распределения Гаусса, в любом обществе большинство — это шудры. Так что, никаких выгод от побед и одолений своих элит они не получат, даже будучи одной национальности со своими господами (много ли выиграли русские крепостные от всех славных побед и одолений российских императоров от Петра Великого до Николая Палкина включительно?) элиты такого типа не то что жадничают делиться, они просто считают это ниже своего достоинства, проблемы низших каст волнуют их даже меньше, чем шерифа проблемы индейцев. И если падение торгашеской Америки и меритократического Китая (там даже в древности в элиту любой степени приближенности к кайзеру можно было пробиться через сдачу сложных экзаменов; впрочем, их меритократия распространяется исключительно на ханьцев и носителей ханьской культуры, все остальные в их понимании — варвары, достойные быть исключительно рабами) исторически неизбежно, то остаётся лишь молить Господа о том, чтобы забрал к Себе до того, как это произойдёт, и не пришлось бы жить в эту пору, далеко не прекрасную. Потому что такой порядок очень быстро распространится по всему миру, как модель доминирующей державы.

Дисклеймер: этот текст не имеет вообще никакого отношения к Украине, украинцам, бандеровцам, жидобандеровцам, ватникам, жидоватникам, а также к президенту Путину. Это — общее размышление, реализация такого сценария может произойти и после смерти Путина от глубокой старости. К качествам собственно русского народа также не относится: ибо модели управления строят не народы, а элиты, а они дальше от народа, чем звезда Бетельгейзе от Земли.



Яндекс.Метрика
Tags: мир идей, моё глубокое ИМХО, философское
Subscribe
promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments