?

Log in

Previous Entry | Next Entry

И Германия стала быстро расти в плане экономики, что сильно напугало британцев и привело к ПМВ.




Россия и Германия избавились от крепостного права примерно в одинаковое время. Обе страны тогда находились на периферии европейского развития. Но в отличие от России, Германия смогла получить прогресс, избавившись от крепостничества. В России помещики прожрали выкупные за землю, а немецкие — создали крупные хозяйства, создав капитализм на селе.

В 1992 году МГУ подготовил тематический сборник статей «Великие реформы в России 1856-1874», в котором была помещена статья американскою исследователя, профессора Университета штата Айова Стивена Хока «Банковский кризис, крестьянская реформа и выкупная операция в России 1857-1861». В ней Хок с экономической точки зрения показал, почему отмена крепостничества в России почти ничего не дала для развития капитализма в России.

Хок обращает внимание на следующее: «Недооцененной оказалась роль кризиса банковской системы, который стал бичом реформы. Именно он определил условия освобождения и ослабил, таким образом, последующее экономическое развитие страны».

Осуществление реформы в период тяжелейшего финансового кризиса в России не могло не наложить отпечаток на условия освобождения крестьян в целом и особенно выкупной операции, и более того — на последующее развитие российской экономики, прежде всего, аграрной

«В 1859 году, — отмечал Хок, — когда правительственные чиновники начали разработку законодательства по крестьянской реформе, они оказались перед лицом кризиса: растущий государственный долг, инфляция, отрицательный платежный баланс, неблагоприятный климат для внешних займов, невозможность восстановить обратимость рубля и, наконец, крах государственных кредитных учреждений. В этих условиях и готовилась реформа». И далее: «Банковский кризис сделал необходимой резкую перестановку в приоритетах финансовой политики правительства. Это не позволило ему субсидировать приобретение крестьянами земли в собственность, как было сделано в Пруссии и Австрии. Это на многие годы обременило крестьян высокими процентами на их выкупные долги, существенно увеличившими ежегодные выкупные платежи. Это оказалось на руку тем, кто стремился свести к минимуму размеры крестьянских земельных наделов. Это стало дополнительным аргументом в пользу того, что выкуп должен быть постепенным, а не единовременным и обязательным. Это сделало необходимым ограничить обращение кредитных бумаг, выпущенных для помещиков, в ущерб их держателей».



Любопытно наблюдение С. Хока относительно состава Банковской и Финансовой Комиссий, которые и проводили земельную реформу: «Хотя этих людей историки часто называют просвещёнными бюрократами, они имели узкий взгляд на вещи, рассматривая решение проблем, стоящих перед Россией, преимущественно через фискальные рамки. Они были захвачены идеей железных дорог и в не меньшей степени враждебны к помещичьей расточительности, которую они презирали. Все они выступали за налоговую реформу и упорно противостояли дефицитному бюджетному финансированию».

Финансовая комиссия пришла к выводу о необходимости долгосрочных актов, прежде всего, выпуска бессрочных облигаций, что являлось одной из попыток «перестроить структуру банковского долга». Эта новация вызвала крайнее беспокойство помещиков, стремившихся вернуть банковские вклады.

И 16 апреля 1859 года под вполне благовидным, и более того — рациональным предлогом издается Указ о прекращении выдачи ссуд под залог населённых имений. Формально Указ означал запоздалое осуществление давно назревшего перехода к капиталистическому принципу оценки помещичьей земли при её банковском залоге. В действительности его значение выходило далеко за рамки указанной в документе цели. К примеру, отказ от принятия банками в залог помещичьих имений означал сохранение столь необходимых в условиях кризиса финансовых средств в руках казны.

Отклики в дворянской среде на издание Указа 1859 года весьма показательны. А. И. Кошелев, крупный либеральный деятель славянофильского толка, в изданной в 1864 году работе «О нашем денежном кризисе» писал: «Нуждаться в деньгах, быть в крайности — естественно человеку, у которого нет никаких капиталов; но прискорбно, крайне тяжело быть без гроша человеку, имеющему их в изобилии; а между тем, в этом положении находятся теперь девять десятых из людей богатых. Сколько лиц, пользующихся общим доверием, нуждаются в деньгах и не могут их получить в ссуду потому только, что ссудные кассы все закрыты…»

П. А. Зайончковский, многие годы возглавлявший научное направление по изучению крестьянской реформы, назвал цифру финансового выигрыша государства — 700 млн. рублей, то есть именно государство оказалось в финансовом выигрыше от Реформы. А проигравшими оказались и помещики, и крестьяне.



На одних «отрезках» крестьяне потеряли 5 млн. десятин земли, оставаясь до выкупа, законодательно растянувшегося на 49 лет, «временнообязанными», со статусом «общинных землепользователей». На плечи крестьянства тяжёлой ношей легли выкупные платежи, и более того — все организационные и административные расходы, связанные с проведением реформы. «Царское правительство, — писал С. Хок, — не потратило ни копейки на проведение великой реформы по превращению более 20 млн бывших крепостных крестьян в собственников».

Близкую оценку реформаторской политике правительства Александра II по крестьянскому вопросу приводит историк Л. Г. Захарова: «Остаётся впечатление о приоритете имперских интересов в заботах царя-освободителя. Не «улучшение быта» бывших крепостных, как это официально провозглашалось, а дальнейшее расширение и усиление империи было целью политики Александра II. Иначе нельзя объяснить гот факт, что государство не вложило в крестьянскую реформу ни одного рубля, что при этом более 1/3 бюджета шло на военные расходы, что выкупная операция, разорительная для крестьян, была выгодна для государства».

За 1861-1906 годы правительство взыскало с бывших помещичьих крестьян свыше 1.6 млрд. рублей. Что же произошло с владельческим помещичьим хозяйством в результате реформы?

Согласно законодательству, при расчёте с помещиками за переданную крестьянам надельную землю, оцененную в 1,218 млн. рублей, государство обязывалось полностью компенсировать эту сумму. Однако помещики получили от правительства 902 млн рублей, то есть 316 млн. были вычтены из оценочной суммы в пользу государства в качестве задолженности помещичьего землевладения земельным банкам и прочим государственным кредитным учреждениям. Но и оставшаяся сумма не была выплачена помещикам реальными деньгами, а пятипроцентными банковскими билетами и выкупными свидетельствами, котировавшимися на бирже в то время значительно ниже их номинальной стоимости.

Вот что записал в «Воспоминаниях», вышедших в 1864 году, князь В. П. Мещерский (внук Н. М. Карамзина): «Тогда начался разгар эпохи выкупных свидетельств… Это была своего рода историческая по интересу минута в жизни нашего большого света. Потом понято было всеми, насколько она была на деле печальная роковая эпоха — потом, когда помочь горю нельзя было, но тогда она была блестящая, эта эпоха выкупных свидетельств. В каждую семью, в каждый дом сваливались с неба крупные тысячные суммы, в виде выкупных свидетельств, сначала котировавшихся на бирже очень низко, чуть ли не на 18% ниже номинальной стоимости, и вот эти-то выкупные продавались и превращались в капиталы, на которые одни бросились в заграничные поездки, а другие стали жить очень роскошно в Петербурге и в Москве. Замечательно было, что только меньшая часть тогда владельцев выкупных, в виду низкой их цены, решилась выжидать повышения цен; большая же часть с изумительною легкостью бросилась их реализовать… На деле, после выкупной операции начался исторический процесс разорения дворянства, все это понимали».



Реформа привела к падению экономического потенциала помещичьего хозяйства, а в последней трети XIX века — к так называемому «оскудению великорусского центра» — главного оплота дворянского землевладения.

В 1881 году правительство вынуждено было пойти на пересмотр законодательства: с 1 января 1883 года вводился обязательный выкуп крестьянских наделов. В том же 1881-м правительством были снижены выкупные платежи в целом на 27% годового оклада для большинства крестьянских дворов и осуществлено специальное снижение для крестьянских хозяйств губерний, пришедших в упадок и запустение (Олонецкая и др.).

Условия реформы 19 февраля 1861 года резко контрастировали с принципами близкого по временным рамкам освобождения крестьян в странах Восточной Европы, где государство приняло на свой счет выплату основной суммы выкупной задолженности крестьянства путём значительных казенных дотаций. Германия, завершив крестьянскую реформу в середине 1850-х годов и избрав, подобно России, «догоняющий» путь развития, рациональным способом осуществила землеустройство крестьян, отделив юнкерскую землю от крестьянской (в отличие от России, сохранившей чересполосицу, отдалённость крестьянских наделов от деревень и т. д.), основала сеть кредитных учреждений и прочих капиталистических структур и создала условия для быстрого роста среднего земледельческого класса типа фермерского. В 1880-х годах по общему экономическому потенциалу экономики Германия оттеснила Англию, заняв первое место в Европе.



В конце XVIII века Германия представляла собой аграрную периферию Западной Европы. В экономическом отношении она значительно отставала не только от Англии, где промышленный переворот начался еще в середине XVIII века, но и от Франции, где в конце XVIII века также сформировались условия для перехода к крупному машинному производству. Запаздывание в экономическом развитии Германии предопределялось множеством причин, но прежде всего господством крепостничества, которое задерживало формирование рынка труда, без чего был невозможен переход к фабричному производству.

Относительно низкие темпы экономического роста обусловливали медленное формирование национального предпринимательства. Обладая монопольным правом на земельную собственность, дворянство занимало все господствующие позиции в государственном аппарате, армии, судебной власти. Немецкая буржуазия практически не имела своих представителей во властных структурах, не была защищена законодательно.

Существенное различие состояло лишь в формах государственного устройства. В отличие от единой Российской империи Германия в середине XIX века являлась раздробленной. Княжества и графства неоднократно пытались объединиться, но без особого успеха. В начале XIX века в результате объединительной деятельности Пруссии количество государств на территории Германии значительно сократилось. После наполеоновских войн, в 1815 году, был подписан акт о создании Германского союза, куда вошли 34 монархии и четыре вольных города. Но этот союз не мог решить проблемы раздробленности. Это явилось объективной причиной, по которой земельная реформа здесь значительно растянулась по времени и не везде проходила одинаково.

На рубеже XVIII-XIX веков в сельском хозяйстве Германии было занято более 70% населения. В земледелии сохранялась устаревшая и неэффективная трёхпольная система. В данном отношении существенных различий с Россией не имелось (с поправкой на то, что удельный вес сельского населения в Российской империи достигал более 90%).

А вот по соотношению удельного веса помещичьего и крестьянского хозяйства в экономиках Германии и России имелись определенные различия.



Основные земельные угодья в Германии были сосредоточены в руках помещиков: 18 тысяч юнкеров (феодалы в восточных и северо-восточных немецких княжествах), имевших в своем распоряжении свыше 600 моргенов (1 морген равнялся примерно 0.26 га) владели примерно 60% земли, а 1.6 млн. мелких собственников (половина из них имела надел от 5 до 20 моргенов, половина — менее 5 моргенов) располагала всего 5% земельных угодий. Остальные 40 тысяч крестьян имели от 20 до 600 моргенов.

Развитие аграрных отношений на западе и юго-западе страны заметно отличалось от тех процессов, которые происходили на востоке. В XVIII веке под влиянием Франции в этих княжествах почти не осталось барщины, а феодалы перевели большую часть крестьян на цензиву. В начале XIX века Германия испытала сильное влияние Великой Французской революции и наполеоновских войн, которые нанесли первый ощутимый удар по феодализму. В соответствии с Люневильским миром (1801) левобережье Рейна отошло к Франции, и здесь были упразднены феодальные привилегии помещиков и крепостные повинности крестьян, распроданы монастырские земли. В середине XIX века здесь сложился район, где преобладали мелкие крестьянские хозяйства.

Реформы, проводимые в Германии «сверху», относились, прежде всего, к восточной и северо-восточной части Германии, где господствовало именно помещичье землевладение.

В России дело обстояло иначе. По причине наличия большого количества удельных и государственных крестьян роль помещичьего хозяйства была отнюдь не ведущей. В 1850-х годах на долю крестьян приходилось 78% всех посевов. В товарном производстве зерна роль помещиков и крестьян была примерно равной (помещики давали чуть больше). Лишь в западных районах страны (Прибалтика, Литва, Западная Белоруссия и Правобережная Украина) ведущую роль играло помещичье хозяйство.

Сходными оказались и поводы, побудившие к началу проведения реформ. После поражения, нанесённого Францией Пруссии в 1806 году, стало ясно, что аграрные реформы неизбежны. В России таким поводом стало поражение в Крымской войне.



В Пруссии отмена личной зависимости крестьян от помещиков началась по эдикту, принятому правительством Г. Штейна в 1807 году. Для наследственных владельцев наделов зависимость отменялась сразу же, а для ненаследственных держателей и для безземельных крестьян — с ноября 1810 года. Вместе с тем крестьяне получали право свободного распоряжения своим имуществом, право вступать в брак без согласия помещика. Крестьяне освобождались от принудительной службы у помещиков в качестве дворовых. Однако по этому закону сохранялись все повинности в пользу юнкеров, связанные с земельными отношениями. Помещикам разрешалось присоединять к своим имениям те крестьянские наделы, которые остались бесхозными во время войны. Кроме того, можно было объединять мелкие участки земли в крупные, и это зачастую использовалось помещиками в целях обезземеливания крестьян.

Отмена крепостной зависимости проходила вместе с процессом выкупа. Так, по Эдикту о регулировании (1811 год), изданному правительством К. Гарденберга, крестьяне получали право выкупать находящиеся в их пользовании земельные участки, но размер выкупных платежей был под силу не каждому хозяйству. Следовало заплатить помещику 25-кратную стоимость годовой ренты или уступить ему от трети (для наследственных держателей) до половины (для ненаследственных держателей) своего земельного надела.

В 1812 году был издан дополнительный указ, по которому безлошадные и однолошадные крестьяне вообще лишались права выкупа земли. Таким образом, земельные угодья юнкеров увеличивались, а большая часть крестьян становились безземельными.

В 1816 году после дополнения Эдикта о регулировании правительственной декларацией положение о безденежном выкупе с уступкой земли помещикам стало применяться только по отношению к крестьянам, имевшим полную упряжку, используемую при обработке полей, а также к тем, кто был занесен в кадастровые книги и принадлежал ко дворам старого происхождения. Низшие категории крестьян (безлошадные, арендаторы, поденщики, огородники), которых было много в прусской деревне, вообще не имели права откупиться от повинностей и получить землю. Кроме того, правительство решило упразднить крестьянскую общину (марку), чтобы помещики могли безбоязненно присваивать общинные угодья и пастбища.



После революции 1848 года в стране произошли изменения. Юнкера, боясь грабежей и разорения своих хозяйств, пошли на ослабление условий выкупа. Так, в 1850 году выкуп был разрешен почти всем категориям крестьян (кроме огородников и батраков). При выкупе назначалась всего лишь 18-кратная денежная рента. Для осуществления выкупных платежей были созданы специальные рентные банки. Объемы выкупных платежей в Пруссии были огромными. Только в областях к востоку от Эльбы крестьяне уплатили помещикам за пятидесятилетний период (до середины 1870-х годов) около 1 млрд. марок. Постепенно аграрные реформы, начавшиеся в Пруссии, охватили и другие немецкие государства — Баварию, Нассау, Вюртемберг, Гессен-Дармштадт, Баден и др.

Таким образом, различие с Россией состояло в ликвидации общины, а также в более значительном размере земли, который оставался в руках некоторых категорий крестьян (2/3 части всей обрабатываемой земли у наследственных держателей, и половина у ненаследственных держателей). Что касается денежного выкупа земли, то после революции 1848 года эти условия в Германии сильно напоминают условия выкупа в России (почти тот же размер выкупа и использование для выкупных платежей банковской системы).

Исходя из содержания реформ, можно сделать вывод об идентичности их целей. И в России, и в Германии общий смысл реформ сводился: 1) к ликвидации феодальных порядков «сверху», а это означало, что процесс проведения реформ в аграрном секторе был более длительным, и болезненным для крестьян; 2) предполагалось с помощью выкупных платежей извлечь для помещичьего хозяйства денежные средства, позволявшие перестроить это хозяйство, улучшить агротехнику и начать его техническое перевооружение, то есть превратить его в сельскохозяйственное предприятие капиталистического типа.

В итоге аграрных реформ в Германии увеличилось крупное (в основном помещичье) землевладение. К концу 1860-х годов мелкие хозяйства (71.4% всех хозяйств) имели во владении 9% обрабатываемых земель, а средние и крупные хозяйства (28.6%) — 91% всех угодий. Произошла резкая дифференциация крестьян на зажиточных крепких хозяев (гроссбауэров) и малоземельных крестьян, которые зачастую нанимались батраками в крупные хозяйства. В середине XIX века в Восточной Пруссии помещичьи имения площадью свыше 100 га занимали более трети используемых земель, а в Померании — более половины. Угодья гроссбауэров преобладали на северо-западе страны, а в юго-западных регионах (в бассейне Рейна, Майна, Неккара) более распространенными были мелкие крестьянские хозяйства. Ликвидация общины устранила последние препятствия на пути расслоения крестьянства и обезземеливания мелких хозяйств.



По мере завершения в 1860-1870-х годах аграрных реформ большие изменения произошли в сельском хозяйстве Германии. В середине XIX века значительно повысилась эффективность этого сектора экономики. Юнкерские хозяйства, заменив крепостных крестьян на наёмных работников, резко повысили продуктивность земледелия и животноводства. Сельское хозяйство Германии в условиях благоприятной конъюнктуры на мировом хлебном рынке в 1850-1860-х годах не только обеспечивало внутренний спрос на продовольствие растущего городского населения, но и вывозило его за рубеж.

В 1830-1840-х годах стали внедряться сложные севообороты, травосеяние, плодосменная система, что позволило улучшить качество обработки земель и повысить урожайность сельскохозяйственных культур. Во второй половине XIX века Германия вышла на первое место в мире по производству картофеля и сахарной свёклы. Широкое распространение получила промышленность по переработке свёклы в сахар, а картофеля — в крахмал и спирт. Эта продукция занимала заметное место в немецком экспорте.

Массы обезземеленных крестьян хлынули в немецкие города, тем самым создав рынок труда. Юнкера же создали спрос на сельскохозяйственные механизмы, строительные материалы, транспортную инфраструктуру и т.д., переработчики сельхозпродукции — на продукцию машиностроения. Земельная реформа в Германии, в отличие от России, закрутила капитализм.

Источник.


Яндекс.Метрика
promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…

Comments

( 21 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )
kellylynch
May. 12th, 2014 07:40 am (UTC)
> одни бросились в заграничные поездки, а другие стали жить очень роскошно в Петербурге и в Москве.

вот например так:

Куприн Александр Иванович
Рассказ "Картина"

..............
А вам, господа, я думаю, хорошо известно, что в то время в обеих столицах делалось. Сразу тогда у дворян очутились в руках целые вороха деньжищ, и пошла катавасия. На что уж удивляли всю Россию откупщики да концессионеры с банкирами, однако перед господами помещиками оказались они мальчишками и щенками. Ужас, что творилось! Иной раз за одним ужином целые состояния пускались на ветер.
..............
steissd
May. 12th, 2014 07:54 am (UTC)
И ведь странно. Я мог бы понять, если бы так повёл себя мужик, нашедший клад. Во-первых, всю жизнь бедствовал, во-вторых — малообразованный. А эти господа и образование имели, и особо не голодали до 1861 года. Какая вожжа им попала под хвост?
kellylynch
May. 12th, 2014 08:11 am (UTC)
а они эти деньги НЕ ЗАРАБОТАЛИ.

упомянутые " откупщики да концессионеры с банкирами" - это БИЗНЕСМЕНЫ, которые свой бизнес (пусть часто - и грязный, вроде спаивания крестьян) создали с нуля и развили. А помещики к середине 19 века были во многом уже паразитами. "Паразит" здесь - не ругательство, а определение сущности - организм, который что-то получает от другого организма, ничего не давая взамен. Уже с середины 18 века помещики были НЕ ОБЯЗАНЫ служить государству в обмен на свои (от государства же полученные) поместья. Хочешь - служи; а не хочешь - плюй в потолок. Они так и делали:

Обломов
И.Гончаров
...........
Сам Обломов — старик тоже не без занятий. Он целое утро сидит у окна и неукоснительно наблюдает за всем, что делается на дворе.

— Эй, Игнашка? Что несешь, дурак? — спросит он идущего по двору человека.

— Несу ножи точить в людскую, — отвечает тот, не взглянув на барина.

— Ну неси, неси; да хорошенько, смотри, наточи!

Потом остановит бабу:

— Эй, баба! Баба! Куда ходила?

— В погреб, батюшка, — говорила она, останавливаясь, и, прикрыв глаза рукой, глядела на окно, — молока к столу достать.

— Ну иди, иди! — отвечал барин. — Да смотри, не пролей молоко-то.

— А ты, Захарка, постреленок, куда опять бежишь? — кричал потом. — Вот я тебе дам бегать! Уж я вижу, что ты это в третий раз бежишь. Пошел назад, в прихожую!

И Захарка шел опять дремать в прихожую.
...........

Управляли же имениями обычно наёмные менеджеры (Штольц).

Так молодому Обломову ещё повезло - в силу природной флегматичеости и вялости он был слишком ленив, чтобы потом спустить в карты полученные "выкупные" деньги...
steissd
May. 12th, 2014 08:46 am (UTC)
Тоже верно. Но я бы даже и незаработанные деньги не стал спускать в одночасье (скажем, если бы стал покупать лотерейные билеты и чё-нибудь выиграл), а постарался бы инвестировать в разные финансовые продукты невысокой рискованности, чтобы они как минимум сохранились. А как максимум, принесли бы прибыль.
kellylynch
May. 12th, 2014 09:14 am (UTC)
как видим , наследственные паразиты (дворяне) на это оказались не способны :-)

В "Анне Карениной" дворянин Левин даёттакую (невысокую) оценку большинству своих братье по классу:

..........
осадно и обидно видеть это со всех сторон совершающееся обеднение дворянства, к которому я принадлежу, и, несмотря на слияние сословий, очень рад, что принадлежу. И обеднение не вследствие роскоши — это бы ничего; прожить по-барски — это дворянское дело, это только дворяне умеют. Теперь мужики около нас скупают земли, — мне не обидно. Барин ничего не делает, мужик работает и вытесняет праздного человека. Так должно быть. И я очень рад мужику. Но мне обидно смотреть на это обеднение по какой-то, не знаю как назвать, невинности. Тут арендатор-поляк купил за полцены у барыни, которая живет в Ницце, чудесное имение. Тут отдают купцу в аренду за рубль десятину земли, которая стоит десять рублей. Тут ты безо всякой причины подарил этому плуту тридцать тысяч.
— Так что же? считать каждое дерево?
— Непременно считать. А вот ты не считал, а Рябинин считал. У детей Рябинина будут средства к жизни и образованию, а у твоих, пожалуй, не будет!
..................

"считать каждое дерево?" - это про Стиву Облонского. Он только что продал лес оборотистому купцу (очень деньги нужны - на рестораны, карты и тд). Купец его естественно обманул - занизил цену. С этим можно было справиться, но для этого надо было поехать в лес, методом "выборочного контроля" оценить количество деревьев, предъявить эти доказательства купцу. Словом - нужно было "возиться". А Стиве некогда "возиться" - в Питере новый кафе-шантан открывается; надо туда успеть!

Можно и более глубокие причины вскрыть. "Постарался бы инвестировать в разные финансовые продукты невысокой рискованности" - это поведение купца. А дворяне веками такое поведение презирали. Дворянин - воин; ему "западло" заниматься этим. У воинов (как и у профессиональных уголовников, кстати) ценилось противоположное качество - способность легко прогуливать деньги, покупая статусные вещи, задавая "пир на весь мир" и тд
steissd
May. 12th, 2014 09:20 am (UTC)
Забавно. Предпринимателем я никогда не был. А вот кадровым военным побывал. Не контузило бы в 1987 (после чего был списан по состоянию здоровья), так, наверное, до 47 лет в армии оставался бы, а если бы стал полковником или генералом, то и по сей день.

Кстати, возьмём немецких военных, типа генералов Вермахта. Вроде, особо разгульной жизнью они не отличались. Были, конечно, исключения, вроде фон Райхенау, но про фон Кайтеля, Паулюса, Хайнрици, фон Клюге и проч. ничего такого не известно: в быту они были вполне буржуазны.
kellylynch
May. 12th, 2014 09:40 am (UTC)
а вот как это было в России:

....офицерские жены составляли как бы часть полка. Вот поэтому в их среду не могли допускаться не только еврейки, но даже дамы, происходящие из самых богатых и культурных русских, однако не дворянских семейств. Например, кавалергарду князю Урусову, женившемуся на дочери купца Харитоненко, пришлось уйти из полка, –– ему запретили явиться на свадьбу в кавалергардском мундире. ...

....Строго контролировались браки гвардейских офицеров: женитьба на дочери купца, банкира, биржевика, пусть с многотысячным приданым, влекла за собой выход из полка.....

Это - то самое феодальное презрение, условно говоря, "барона фрон де Бефа" к "купцу Исааку". "Человек меча" презирает торговца, у которого он может всё его золота просто ОТОБРАТЬ (грубой силой).


В Японии ещё 150 лет было то же самое - купцы (даже самые богатые) считались сословием ниже даже крестьян(!) - "...ниже купцов стояли только отверженные и неприкасаемые..."

Позже (когда военные стали просто государственными служащими на зарплате) такое презрение к "накопительству" частично перешло в мир профессиональных уголовников:

...Воровской устав запрещал законнику... копить личные деньги. Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии "Джентльмены удачи": "Ты - вор. Украл, выпил - в тюрьму. Украл, выпил - в тюрьму". Действительно, часть своей добычи законник отдавал в обшак, а на остальные - гулял....
steissd
May. 12th, 2014 09:42 am (UTC)
Но в 90-е многое поменялось. Часть воров в законе стремилась инвестировать в легальный бизнес.
kellylynch
May. 12th, 2014 09:58 am (UTC)
а в Японии после "революции Мэйдзи" бывшие самураи сами стали становиться бизнесменами (столь презираемыми ранее) :-)

Вот и пример того что "менталитет" - не есть что-то неизменемое и навеки застывшее. Он может изменяться до полной противоположности. Япония до 1945 года была нацией откровенных милитаристов, а сейчас стала нацией столь же крайних пацифистов...
starkov_blues
May. 12th, 2014 07:15 pm (UTC)
Бедствующий мужик бы не догадался, что можно прокутить деньги в Ницце.

В этом смысле я не понимаю вашего удивленния - по всей видимости вы себе мало представляете образ жизни русского помещика.
Помещик, при крепостном праве, был окружён значительной крепостной дворней.
Дворня порой была чуть ли не с размером с крепостными.
То есть - крепостные оплачивали помещику и содержание всей дворни.
А тута дворня тоже получила свободу.

А землицы своей у дворни нет, а теперь свободной дворне надо платить и прочее.

Да и помещики на самом деле не видели денег. Они жили как бы как при коммунизме. Денег нет, ноь есть дворня.

А после реформы внезапно оказалось, что дворни нет, зато появились деньги.
А вот с деньгами помещики обращаться не умели - помещики были богаты не деньгами, а разного рода дармовщиной.
И повели себя аки дети, которым дашь хоть 10, хоть 100, хоть 1000 рублей - им хочется их непременно потратить (я сам торгаш - это у меня на глазах, когда приходят детки в магазин и мучаются вопросом, куда потратить 18 рублей, что остались на сдачу - надо обязательно какую-нибудь хрень, но купить).




steissd
May. 12th, 2014 08:20 pm (UTC)
Мужик прокутил бы не в Ницце, а в кабаке уездного города. Не менее эффективно: как только он стал бы достаточно пьяным, повеселились бы все. Половые бы счёт на 10 умножали, халявщики в друзья навязались бы и т.п. Но дело не в этом.

Почему же немецкие крепостники дотумкали, что полученные деньги надо потратить не на мадам Фу-Фу из кафешантана, а на хозяйствование в новых условиях (прикупить сельхозтехнику, нанять умного управляющего, заплатить агроному и ветеринару, нанять батраков)?
starkov_blues
May. 12th, 2014 09:17 pm (UTC)
Ну, я не готов вам ответь на ваш вопрос с точными формулировками - тут мои познания хромают, но могу предположить лишь то, что у русских дворян возможно была некая государева поддержка на случай разорения и обнищания. а у немецких такого не было.

Но повторюсь - я не знаю, почему.
О том, что русские дворяне прокручивали с каким-то остервенением свои состояния - тому множество свидетельств.

Хотя с другой стороны - все эти легендарные экспортные поставки русского масла или зерна - это всё произведённое в товарных количествах на вполне себе прусских основах хозяйствования.

А значит ответ прстой - имела место недоразвитость русского капитализма, при которой не происходило естественное перетекание избыточной рабочей силы из деревни в город.
Приходилось читать, что умелый рабочий получал в месяц бешенные деньги (да у Горького про бурлаков читать сколько они в реальности зашибали). и при этом была постоянная нехватка квалифицированных рабочих.
Так что всё не так однозначно.
Это я вам как сын офицера 48 лет от роду говорю. )))))
steissd
May. 12th, 2014 09:37 pm (UTC)
«Хотя с другой стороны - все эти легендарные экспортные поставки русского масла или зерна - это всё произведённое в товарных количествах на вполне себе прусских основах хозяйствования».

Масло вроде поставляли из Сибири, где помещиков сроду не бывало. Что до зерна: ну, может, каким-то Обломовым повезло, что к моменту реформы рядом оказался Штольц?
starkov_blues
May. 12th, 2014 09:54 pm (UTC)
В сказки верите?
Ага, без рефрежираторов попробуйте масло из Сибири в Европу довезти.
steissd
May. 12th, 2014 11:12 pm (UTC)
Может, его зимой возили в неотапливаемых вагонах?
starkov_blues
May. 12th, 2014 07:00 pm (UTC)
В итоге, немцы раскрестьянили страну ещё при "Бисмарке", а в России пришлось ждать Сталина, которому до сих пор не могут простить то, что сделал "Бисмарк".

А между тем страна остро нуждалась в коренной аграрной реформе, и к 20-м годам страна просто задыхалась от крестьянского малоземелья и сельской перенаселённости.
Это было уже во время первой русской революции, и Столыпин хоть что-то пытался сделать, но царская власть не хотела и не собиралась решать крестьянский вопрос - царю вменилось в голову, что крестьянство есть основа трона и самодержавия.

В итоге мы получили ВЫНУЖДЕННЫЙ Великий перелом.
Тогда, как не сломав крестьянский хребет, страна просто бы погибла.

И в этом смысле колхозы - есть только вынужденная попытка реализовать нечто юнкерское, как в статье.

Царская власть не смогла, вернее не захотела решить перезревший аграрный вопрос, а виновата осталась Советская власть, что вынужденным образом решала эту проблему нахрапом.

steissd
May. 12th, 2014 08:15 pm (UTC)
Сталину ставят в упрёк раскрестьянивание не либералы, а реакционеры. Ещё в советские времена тихой сапой писатели-«деревенщики» не называя Сталина (иногда впихивая к месту или не к месту нерусского комиссара), критиковали. Всякое там «Привычное дело» Белова и т.п. Политика партии открытым текстом не упоминалась, но между строк можно прочесть увязку деградации деревни с коллективизацией. Хотя, в общем, иного выхода, кроме коллективизации, у СССР не было. Времени ждать врастания кулака в социализм, по сценарию Бухарина-Рыкова, просто не было. По низкой цене мужик зерно не отдавал, а оно было нужно для индустриализации — единственный экспортный товар. Не успели бы провести индустриализацию, про**али бы войну.
starkov_blues
May. 12th, 2014 08:51 pm (UTC)
таки да.
В принципе, коллективизация шла в планах в увязке с первым пятилетним планом.
Тогда просто реально не смогли просчитать, каким долгим и упорным будет сопротивление кулачества
(приходилось читать цифры - сейчас по памяти источник не найду - что в жуткие репрессии 37 года чуть ли не две трети репрессированных пришлись на кулаков и подкулачников, а вовсе не на творческую интеллигенцию, как любят изображать либералы).

Что касается Белова и прочих почвенников, то их беда в том, что они лили слёзы по фантазийному крестьянству.
Идеалу литературному.
Коего в реальности не было.

Да, у меня дед по материнской линии до самого 50-го года оставался единоличником и жил отдельно с семьёй на хуторе, а когда его всё-таки сделали колхозником, то землю отдал, но в колхоз не пошёл. а стал государевым служащим - лесником.

Но подобные случаи - они единичны. Тем более, что дед выпихнул мою маму в 14 лет из хутора, и послал учиться в Ленинград, ну а дальше всё получилось как получилось.

Я не могу Белова и прочих "деревенщиков" называть реакционерами.
С одной стороны вышло так, что страну раскрестьянили достаточно жестокими средствами (иногда жеточайшими), а с другой стороны крестьянский труд выставили некой иконой тупости и бессмысленности.

Вот об этом стенали "почвенники-реакционеры" - при всём провозглашённом пролетарском интернационализме и равенстве всего и всех - в советском государстве подразумевалось, что крестьяне (деревенщина) хуже всех.
Они просто пеклись о людях, коих общественное мнение отправило в 3 сорт человеческого материала.


В этом смысле - я просто необычный кладезь.
steissd
May. 12th, 2014 09:06 pm (UTC)
Сталин до начала коллективизации приводил в своих речах пример того, как государственных заготовителей в деревнях просто на смех поднимали. Ты, мол, спляши, тогда, может быть, пуд-другой по госцене и продам. А может, не продам, если танец не понравится (эту речь он то ли на пятнадцатом съезде толкал, то ли на каком-то пленуме в 1927 году). Это — кулаки и середняки. Бедное крестьянство и вовсе товарного зерна не имело, что выращивали, то сами и съедали, да ещё и до нового урожая не хватало, последний месяц муку лебедой бодяжили. А экспортировать, кроме зерна, было нечего.

Кстати, провести коллективизацию мирно и культурно не получилось бы. Что исполнители, что жертвы были малограмотными, один Ежов с 2 классами образования многого стоит. А это ведь, на минутку, союзный министр. Какие профессора и доценты работали на местах, остаётся только догадываться.

Малограмотных крестьян не удалось бы убедить в том, что все тяготы связаны с подготовкой к неизбежной войне, ещё даже не до конца понятно с кем: то ли поляки её начнут с подачи англичан и французов (а в конце 20-х — начале 30-х годов польский военный потенциал был повыше советского), то ли японцы. Это только после 1935 года, когда Гитлер отказался выполнять ограничения на военный потенциал, навязанные Версальским договором (плюс обеспечил свою несменяемость), стало понятно, с кем именно будет война. И то, понятно только верхам: Генштабу, НКИДу и самому Сталину.
starkov_blues
May. 12th, 2014 10:11 pm (UTC)
Сталин говорил о кризисе хлебозаготовок, когда кулаки скупили всё зерно, и попытались устроить государству кирдык тем, что не станут продавать зерно по закупочным ценам, а только по тем, что продиткуют госудаоству - собственно говоря, именно поэтому было принято решение по резкому раскулачиванию.
Но Сталин был тогда наивный человек - он не мог предположить, что кулаки проникнут в колхозы и вызовут голод начала 30-х.

Вот иногда смотришь на действия Сов.Власти - вроде всё правильно задумано - но совершенно не продумано.
Понятия о логистике - нулевые, понятия о человеческой психике и психологии - просто ниже плинтуса.

А в итоге получаем вечные косяки.
steissd
May. 12th, 2014 11:10 pm (UTC)
Логистика в СССР вообще всегда была слабым местом. А откуда руководство могло знать что-то о психологии крестьян, если кроме Калинина, там ни одного живого крестьянина не было (в том числе и среди чистокровно русских членов ЦК и СНК, вроде Куйбышева, Молотова или Ворошилова)? Идеи коммунизма среди крестьян до революции популярными не были, а довоенное руководство — это большевики с дореволюционным стажем.
( 21 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel