?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть первая.

Деньги от адвоката

Обсуждение перспектив бизнеса продолжалось в течение следующих лет, но связь Уэйкфилда и Барра быстро привлекла к себе внимание. В октябре 1996 года декан медицинского колледжа вирусолог Арье Цукерман узнал о том, что адвокат предложил плату учебному заведению за проведение клинических и научных исследований. и выслал первый чек на сумму 25 тысяч фунтов. Использование этих средств, пока Цукерман тайно консультировался с Британской медицинской ассоциацией по поводу этических аспектов такого пожертвования, было отложено, но Уэйкфилд уже начал использовать эти средства.

"Ввиду того, что это исследование было широко разрекламировано, в том числе и по телевидению – вспоминает Цукерман, который рассказывает обо всей этой истории крайне неохотно, – совет юридической помощи обеспечил финансирование через юридическую компанию, представлявшую интересы больных болезнью Крона и нас попросили утвердить кандидатуры сотрудников колледжа, которые должны были провести пилотное обследование отобранных больных".

Британская медицинская ассоциация дала ответ к марту следующего года, после рассмотрения ситуации в комиссии по этике. Он гласил, что следует принять деньги при условии, что будет обеспечена полная подконтрольность и прозрачность источников средств и пациентов.

Но декан продолжал беспокоиться о репутации учебного заведения и договорился с генеральным директором больницы Мартином Элсом, который руководил благотворительным фондом Special Trustees. Элс, который в настоящее время возглавляет Королевский врачебный колледж, который в настоящее время утверждает, что не был посвящен в детали, согласился принять пожертвование Барра и выплачивать его в качестве гранта Уэйкфилду. Таким образом, адвокатские деньги, общей суммой в 50 тыс. фунтов, и ставшие основой бизнес-плана, переместились из колледжа на счет благотворительного фонда и оттуда выплачивались Уэйкфилду на проведение исследований ВКПК на базе медицинского колледжа.

Элс поставил условием письменное подтверждение со стороны Уэйкфилда об отсутствии конфликта интересов. Тот подписал такой документ, но соглашение фактически связало оба учреждения – колледж и фонд – с вакцинным кризисом. Когда в феврале 1998 года вышла статья в The Lancet, а затем запущена "страшилка" на телевизионной пресс-конференции, никому не было известно о том, что Уэйкфилд получал персонально крупные суммы от Барра. Но декан колледжа и генеральный директор больницы были в курсе того, что исследование частично финансировалось через адвоката.

Сама статья вышла с упоминанием источника финансирования, на которое Элс, как он утверждает сейчас, не обратил внимания. Было написано, что исследование оплачено Special Trustees, без упоминания Барра. Сам адвокат достаточно откровенен, он сказал, что исследования для The Lancet оплатил он. Он заметил, что его роль не упоминалась, но не придал этому большого значения.

Подоплека пресс-конференции

Ни колледж, ни больница не были сторонними наблюдателями. Они придали авторитетность исследованиям Уэйкфилда. Накануне пресс-конференции они организовали дополнительные телефонные линии и автоответчики для реагирования на звонки от паникующих зрителей, кроме того, передали телевизионщикам 23-минутный ролик, содержащий утверждения Уэйкфилда. "Я всегда скептически относился к безопасности поливалентных вакцин (т.е., вакцин против нескольких возбудителей – steissd), которые, я считаю должны быть заменены на индивидуальные", – это одно из высказываний доктора, содержащихся в видеоматериале.

Пресс-конференция и видеоролик способствовали продвижению бизнес-плана, которое осуществлялось за кулисами событий. На следующей неделе Уэйкфилд привел на заранее запланированную встречу с финдиректором Тарханом двух человек. Первый – это отец "ребенка 10", упоминавшегося в статье. Другой – предприниматель из венчурного фонда. Через два дня после встречи было подготовлено предложение на 13 страницах о создании совместного с колледжем предприятия , компании Immunospecifics Biotechnologies Ltd, которая должна была не только производить диагностические тест-наборы, как предлагалось 18 месяцами ранее, но и средства иммунотерапии и вакцины.

С учетом рекламного эффекта пресс-конференции, планы по созданию вакцины стали реальными. Но колледж был давно в курсе подобных амбиций. Впервые они были продемонстрированы в полученном Уэйкфилдом в 1995 году патенте на диагностический тест для выявления болезни Крона, затем обрели плоть и кровь в 1997 году, за 8 месяцев до пресс-конференции, в виде патента на "более безопасную" прививку от кори.

Пересмотренный бизнес-план был амбициозным и детальным, ставилась цель получения от инвесторов 2 млн фунтов. Он включал диагностику болезни Крона, лечение аутизма и "замещение живых вакцин".

Методы, на которых основывалась молекулярная диагностика болезни Крона, были новаторскими. Но для лечения и создания вакцин они уже устарели. Они были основаны на трансфер-факторе, маргинальной технологии перемещения иммунных клеток от человека к человеку, которая уже вышла из употребления

Тем не менее, школа проявила заинтересованность, и в течение 2 лет сотрудничала с предпринимателями. Вакцинофобия, распространители которой ссылались на Уокер-Смита, а сотрудники Freemedic, коммерческого предприятия, объединявшего "Ройял фри" и колледж, подписывали новые контракты и строили планы.

Распространение было возложено на компанию Carmel Healthcare Ltd, названную в честь жены Уэйкфилда. Опираясь на иск, поддерживаемый Барром, который выплатил Уэйкфилду 435,643 фунта и покрыл его издержки, бизнес рассчитывал на процветание на волне страха вакцинации, осуществляя диагностику предполагаемого (но до сих пор ничем не подтвержденного) нового синдрома. Он, по утверждениям Уэйкфилда, включал в себя заболевания мозга и кишечника. После того, как болезнь Крона не удалось обнаружить ни у одного из детей из статьи в The Lancet, синдром получил название "аутистического энтероколита" (звучит не хуже "диарейной шизофрении" – steissd).

35-страничный конфиденциальный документ утверждал, что первоначальный рынок сбыта для тест-наборов обеспечит связанное с судебным процессом тестирование больных "аутистическим энтероколитом" в США и Великобритании. Предполагалось получить от инвесторов еще 700 тыс фунтов и предсказывались прибыли в будущем. "Предполагается, что к третьему году, – говорится в документе, – доход от тестирования составит 3.3 млн фунтов, и он вырастет до 28 млн фунтов по мере постановки тестирования на поток".

Carmel Healthcare Ltd была зарегистрирована в Ирландии, где Уэйкфилд предполагал возглавить еще одно предприятие. Это – Unigenetics Ltd, компания, которую он зарегистрировал с дублинским патологом Джоном О'Лири. После того, как Уэйкфилд подал конфиденциальный доклад в совет юридической помощи, компания получила без проверки 800 тыс фунтов из бюджетных денег для производства тестирования тканей кишечника и образцов крови детей из палаты "Малколм" с использованием полимеразной цепной реакции.

Основными акционерами Carmel Healthcare Ltd были те же люди, что и в Immunospecifics Biotechnologies Ltd, и их доля была установлена. Уэйкфилду досталось 37 процентов акций, отцу "ребенка 10" – 22.2 процента, венчурному предпринимателю – 18 процентов, Паундеру – 11.7 процентов, а О'Лири – 11.1 процента.

Некоторые получили авансы на "расходы на руководящих и неруководящих работников". Уэйкфилду стали выплачивать 40 тыс фунтов в год, в дополнение к легальным доходам и зарплате, получаемой в медицинском колледже, кроме того, ему утвердили 50 тыс фунтов в год на командировки.

Здесь имеет место явный конфликт интересов, но Уэйкфилд давно огласил свои намерения. "Компания будет пытаться обеспечить заинтересованность ключевых членов правления и научного коллектива путем предоставления доли в капитале и опционов", – написал он в сентябре 1996 года, когда "ребенок 2" все еще находился в больнице.

Carmel Healthcare Ltd должна была располагаться в женской больнице "Кумб" в Дублине, а деньги, получаемые от юриста использовались для оплаты услуг лаборатории. Проспект компании был адресован двум целевым аудиториям – родительским группам и адвокатам, представляющим интересы пострадавших, а также крупным фармацевтическим компаниям.

В проспекте говорится, что с публикацией работ проф. О'Лири и д-ра Уэйкфилда в конце 1999 или начале 2000 года, где будет представлено однозначное свидетельство присутствия в образцах биопсии вируса, попавшего туда из вакцины, усилится общественное и политическое давление, требующее широкомасштабных исследований в области этиологии заболеваний кишечника и это создаст огромный спрос на диагностику, способную различить природный вирус и вирус вакцины.

Продолжение следует.

Рейтинг блогов
promo steissd december 8, 2005 13:55 152
Buy for 100 tokens
Via una_ragazza_o Выделения в тексте — мои. 10 августа 2000 г. — Иранские парламентарии-сторонники реформ намерены настаивать на повышении брачного возрастного ценза с 9-ти до 14-ти лет для девочек и с 15-ти до 16-ти лет для юношей. Существующий сегодня столь нежный брачный возраст…

Comments

( 3 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )
pudgik
Jan. 14th, 2011 10:04 pm (UTC)
У вас опечатка, точнее, пропущенный кусок фразы

"Использование этих средств, пока Цукерман тайно консультировался с Британской медицинской ассоциацией по поводу этических аспектов такого пожертвования, но Уэйкфилд уже начал использовать эти средства."
steissd
Jan. 15th, 2011 05:27 am (UTC)
Это – первая фраза следующего отрывка, см. ссылку "продолжение следует".
steissd
Jan. 15th, 2011 05:29 am (UTC)
Исправлено, добавил "было отложено".
( 3 cказали адын умный вещь — Сказать адын умный вещь )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel